понедельник, 31 июля 2017 г.

Сирийские войны разгораются

За время долгих войн с Македонией, Антиох III Селевкидский совсем забыл про новую силу, появившуюся далеко на Западе. Римская республика, одолев Карфаген, устремила жадный взор на Восток.

Рим смог заручиться нейтралитетом Македонии, пострадавшей в предыдущих войнах, и заключить союз с Пергамом, и вот уже римские легионы маршируют по Малой Азии. Антиох не ожидал столь решительного развития событий, но быстро собрал армию соседних сатрапий и занял позицию у Магнесии. 

Жарким воскресным днем армии заняли позиции, готовясь к решительной схватке. 

2х2, каждому по 350 очков. За Рим играли мы с Димой Б. У меня часть крыла - Пергамские союзники, с большим количеством застрельщиков и двумя базами тяжелой конницы. Дима встал на левом фланге, заняв лес большим количеством легкой пехоты, я справа, защитив фланг конницей. В центре мы оба поставили большое количество велитов, легкой нумидийской конницы и даже трофейных слонов.

За Антиоха (единственного генерала +3 в игре) Джеймс. А вот вторым крылом попеременно командовали Лось и Белый, что конечно внесло определенную путаницу. Селевкиды выстроились боле-менее равномерно, максимально растянув свой левый фланг, грозя моему крылу.

Сражение начали легкая пехота и конница. На дальнем фланге Джеймс и Дима Б. схлестнулись в жаркой схватке за лес. Вдоль всей линии Рим имел преимущество в количестве и качестве застрельщиков. Против пяти баз легкой конницы селевкиды смогли выставить только две.  

Велиты Димы окружили селевкидского слона, заставляя того отступить. Наш слон атаковал отряд катафрактов, но слоны - не римское оружие, и не причинив врагу ущерба, разбежались. Зато пришедшие им на смену нумидийцы закидали катафрактов дротиками, ловко уклоняясь от ответных атак. В итоге подошедшая фаланга смогла переколоть зажатых между пехотой нумидийцев, но до того они смогли измотать и перестрелять катафрактов, и даже нанести какие-то потери фаланге.

Бой в лесу, увы, пошел не так, как мы ожидали. Фракийцы на службе Антиоха оказались умелыми бойцами, и закидывая наших наемных фиреофоров дротиками, смогли нанести серьезные потери.

Застрельщики Димы добивают селевкидского слона. А фиреофоры в лесу умирают под дождем дротиков. Зато италийцы на дальним фланге смогли потеснить селевкидских фиреофоров. Но всё-таки ситуация в лесу для нас очень трудная.

Легкая конница в центре добивает отряд катафрактов. Некоторое время спустя его судьбу разделит и второй.

На моем фланге сперва в бой вступили критские лучники, нанеся серьезные потери катафрактам. Последовавшая за этим атака пергамских тяжелых всадников довершила дело. Увы, продолжить атаку и вслед за катафрактами сходу опрокинуть пехоту мне не удалось, разгрома не случилось. Но я смог нейтрализовать фланговый обход и до конца игры успешно сдерживал оставшихся.
С оглушающим грохотом в центре сошлась тяжелая пехота. Быстрой победы не добился никто и по всей линии завязалась упорная схватка, продолжавшаяся несколько ходов.

На моем фланге четыре базы легионов сошлись в лобовой схватке с четырьмя фаланги. Одну базу я потерял, но линию удержал и нанес достаточно повреждений, чтобы остановить атаку.

Легкая пехота Антиоха завязла в лесу, и Дима смог зайти легионами во фланг фаланге.

Общая ситуация. Дима Б. вдали добивает селевкидских фракийцев в лесу. Я на своем фланге расстреливаю легкую пехоту врага. Мои пергамцы никак не могут доскакать до противника, но я не потерял ни одной базы тут. А в центре везде рубится тяжелая пехота. Ни одна из сторон не может добиться перевеса, обе стороны несут потери, но селевкиды теряют чуть больше (больше половины баз потеряли задние ряды).

Атакованный аж тремя базами легионов крайний таксис фаланги смог отразить первый натиск, но численное преимущество сказалось, и он побежал. Это стало последней точкой.

Потеря катафрактов и поражение на флангах заставило заколебаться селевкидскую фалангу. Она попыталась в отчаянном натиске опрокинуть легионы и вырвать ускользающую победу, но легионы не дрогнули. Потери достигли критического уровня и ветераны Антиоха не выдержали. Сперва один, потом другой, они стали покидать ряды, и вот уже неуправляемая толпа бежит к лагерю в тщетной надежде спастись. Римские воины радостно закричали и устремились за ними, предвкушая богатейшие трофеи. Но сам Антиох ускользнул, и окруженный своей гвардией, устремился в Сарды, собирать новую армию.

После гибели крайней базы по морали ушел корпус Джеймса, а с ним и вся армия. Мы потеряли не так уж много баз, но почти все оставшиеся были сильно побиты, а у Джеймса оставалась генеральская база аргираспидов, этот монстр один мог бы добиться победы. Но не успел.

Игра получилась классная, но трудная, очень упорная. Отличились мои стрелки, практически нейтрализовавшие катафрактов. Тем не менее, шанс на победу у селевкидов оставался до конца игры. Сказалось упорство легионов и наше преимущество в легкой пехоте. Но игра, еще раз повторю, мне очень понравилась. С нетерпением жду реванша!

2 комментария:

  1. Мы ещё смогли разбить генеральскую базу левого крыла Селевкидов. Что нам сыграло на руку в плане инициативы.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ну можно еще и самого опечалившегося Антиоха вспомнить. Хотя это уже не имело значения к тому времени.

      Удалить